19:03 

От референдума к войне

Sweet Helena
Компот
Как же тогда я тоже хотела напиться...

22.11.2014 в 19:08
Пишет Папа Вальтер:

Мой родной чужой Славянск. Главы 7 и 8
7. Референдум

Кампания по агитации идти на этот долбаный референдум началась еще в первые дни захвата Славянска. Хмелевой и Пономарёв агитировали вживую и по телевизору, на столбах и мусорных баках начали появляться первые агитки, а в почтовых ящиках – приглашения.
Вот это, например, сфотографировано на мусорном баке на улице Смольной. Какой референдум – такие и афиши.



Кстати, с этой фотографией вышел почти смешной случай, когда я зависла у бака с телефоном, а тут из-за угла выворачивают три сепа с оружием, которые шли из «Елены» к своему блокпосту напротив переулка Ставропольского. И в очередной раз, наверное, меня спасла дочь в коляске: сделала вид, что фотографирую именно её…
На остановках, в маршрутках и на детской площадке обсуждали референдум и его последствия. К моему сожалению, большинство ждало его как чуда. Пресловутые пенсии как в России, конечно. О детских, кстати, почему-то не заикались, хотя в России помощь на ребенка куда меньше, чем в Украине. Но это ведь особо никого не волновало, кроме тех, кто действительно думал о своих детях. Еще хочу напомнить, что детские к тому времени уже не выплачивали.
Но у бабок был оргазм длиной в месяц. Одна из соседок, у которой пенсия была полторы тысячи почти (это не самая маленькая пенсия, я вам скажу!), мечтала о десяти тысячах российских рублей. Тогда и доллар был по двенадцать, конечно, и тогда эта сумма была весьма приличной. Дескать, ее знакомая в Крыму уже получила такую пенсию, и теперь офигенно живет, позволяя себе то, что раньше позволить не могла. Что именно – соседка не уточняла.
На детской площадке десятого мая одна нетрезвая барышня вещала, сидя на лавочке, что Донбасс перестанет кормить Украину, что мы все заработанные деньги будем оставлять себе, а хунта сдохнет во Львове от голода. Фиг знает, почему хунта должна была сдохнуть во Львове, ведь их бог из телевизора по фамилии Киселев прочно ассоциировал хунту с Киевом.
– Мы станем свободными и сможем диктовать свои условия Америке, – она хлебала свое «Черниговское» из горлышка. – С Россией будем сотрудничать! Зарплаты вырастут! Колбаса подешевеет!
Я скрипела зубами и старалась держать язык за этими самыми зубами. Барышня была тяжелее меня килограмм на десять, да и бутылка сама по себе тоже оружие. Муж молча оттаскивал меня за рукав подальше от барышни и ее подруг на противоположный конец стадиона четвертой школы. Там как раз были удобные пеньки и много-много одуванчиков.
– Вот увидишь, люди проголосуют против отделения области, – сказал муж.
– Они нарисуют сто сорок шесть процентов, понимаешь?
– Но мы-то знаем, – он принялся гладить меня по руке. – И все знают.
– Но они все равно нарисуют, – я рвала одуванчики для дочки и плела из них венок. – Мы пойдем и проголосуем против. Чтобы они знали, что не все тут рады залетным гостям.
Вечером десятого у нас обоих было убитое настроение. Я полночи не спала и совершила небольшую (или наоборот очень большую, не знаю, как на это смотреть) глупость. Возможно, всему виной была высокая температура – я как раз на майские слегла с простудой, и температура не опускалась ниже тридцати семи. Возможно, именно это и подавленность подтолкнули меня написать несколько листовок от руки.
«Славянцы! Нет никакой киевской хунты, есть только террористы, которые держат в заложниках наш город. Помогать им – значит предавать своих близких, свой народ и свою страну. Власть ДНР – власть террора, бандитская власть! Думайте о будущем Славянска!» – это был текст одной листовки.
Еще две звучали так:
«Славянцы! Разве вам не надоело жить в страхе? ДНР – путь в никуда! ДНР – дорога в хаос и разруху! У ДНР нет будущего ни как у отдельного государства, ни как у субъекта в составе России. Когда вашими врагами успели стать люди из Киева, Херсона, Львова, Винницы, Луцка? Разве так хочется променять казацкую вольницу на российское холопское ярмо? Очнись, Славянск! Только единая Украина будет сильной! Только у единой Украины есть будущее!».
Конечно, куда мне до Геббельса или до Ильи Эренбурга, не умею я жечь сердца людей глаголом. Но писалось это от души и со слезами на глазах.
В три часа ночи с маленьким фонариком в зубах, ножом, рулоном скотча и листовками я вышла на улицу. Подлость нашего местоположения состояла в том, что аж у трех домов в квартале был наружный свет. Я тихо ненавидела соседей за эту иллюминацию, потому что я была как на ладони. Передвигалась перебежками от кустов к кустам. Первую листовку прицепила на мусорный бак на перекрестке. Кстати, она дольше всех провисела, аж три дня. Еще одна тоже была на мусорном баке ниже по переулку. И еще одну на столб на соседней улице. Я чувствовала себя антифашистом в Третьем Рейхе, партизанкой на оккупированной территории, и мне было тошно от этого ощущения. Когда вернулась домой, одежда была мокрой от пота, и я полезла в душ, стуча зубами. Спалось хреново, я то и дело просыпалась от кошмара, что меня уже вычислили и за мной пришли злобные автоматчики. Но пронесло, и слава богу.
Две листовки сорвали еще рано утром, как я поняла из разговоров. А та, что на баке висела долго и мозолила всем глаза. Я знаю, кто не давал сорвать ее, и я благодарна этому человеку. Только разговоры с ней не давали мне сойти с ума от происходящего на нашей улице. Наш квартал практически полностью был ватным, что и не мудрено, если знать средний возраст его жителей – за пятьдесят лет. Да, а самыми ярыми украинскими сторонниками были две русские женщины, одна шестидесяти, а другая двадцати семи лет. Русские, смешно, да? Вот и нам было смешно. А урожденные украинки нежно разглагольствовали о жизни в Крыму и о том как они заживут сразу после одиннадцатого мая.
Кстати говоря, Пономарёв обещал, а Штепа ему поддакивала, что если все проголосуют как надо, то ополченцы уйдут из города. Возможно, часть людей голосовала именно по этой причине.
Я намеревалась сделать финт ушами. Памятуя, что на крымском референдуме голосовал кто попало, я хотела спросить, могу ли я проголосовать, не имея украинского гражданства, но при этом имея вид на жительство. Если бы мне разрешили, то это лишний раз бы доказало абсурдность этого референдума. Хотя в итоге моим российским ватным еще тогда друзьям было пофиг, они свято верили в легальность и легитимность этого цирка, что меня расстроило неимоверно. Более того, меня наперебой поздравляли с тем, что теперь-то всё станет зашибись.
Кстати говоря, десятого числа кто-то долбанул по вышке на Карачуне, и одиннадцатого практически весь день лежала мобильная связь, интернета тоже не было во многих районах города.
Мы с супругом решили пойти попозже, когда поток бабок схлынет. Черевковка – это ведь бабки, турки и цыгане. И если вторые и третьи далеки от политики, то первых хлебом не корми – в восемь утра явятся выразить свою гражданскую позицию.
Мы вышли из дому в первом часу, неспешно спустились вниз. Максим переживал, что у него прописка в Семеновке, и ему не дадут проголосовать. Куда там!
– В отдельный список, – сказала глаза комиссии. – Яночка, оформи!
Пока Макса записывали, я держала дочу на руках и невинным голоском интересовалась:
– А я вот гражданка России, но живу в этом городе, у меня вот даже документ есть, всё путем. Я могу проголосовать?
Честно скажу, ждала ответа «Какое голосовать, москаль ты клятый, понаехали тут на наш референдум, права не имеешь!». Но никто даже не заикнулся, вы что. Мне улыбнулись и сказали:
– Конечно, милая, голосуйте! Яночка, оформи девушку! Вы на какой улице прописаны?
– На Гражданской.
– Яночка! А вы садите ребеночка, садите, мы его подержим, чтоб не мешал.
Макс в это время уже ставил галочку на этом, с позволения сказать, бюллетене, а девушка Яночка пыталась разобрать мою фамилию в ВНЖ.
– В паспорте по-русски написано, – подсказала я.
Девушка Яна таки меня записала в список под номером 120. Я расписалась, мне выдали эту пародию на бюллетень, и я пошла в кабинку. Поставив галочку возле «Нет», я свернула эту бумажонку пополам и бросила в урну. И потом еще сорок минут до супермаркета шипела: «Почему они позволили мне голосовать?!».
Муж мудро ответил «По кочану!». И крыть было нечем.
А вот и фотография моего бюллетеня. Простите за качество.



Нормальная фотография рэндомного бюллетеня:



А поздно вечером уже рапортовали о состоявшемся референдуме. И уже утром стали известны окончательные цифры:

По итогам проведенного референдума в Славянске, всего проголосовало 72, 1% избирателей, из них 97,5% – поддержали самостоятельность ДНР, а 1,8% проголосовали против, 0,7% – количество испорченных бюллетеней
Slavgorod.com.ua


Публика неистовствовала, как говорил один юморист. А вот ополченцы не ушли, несмотря на обещания Пономарёва. Славянцев в очередной раз поимели прямо в мозг, а те и рады были. Знаете, весь май мне хотелось пить и не трезветь, чтобы не видеть и не слышать, не мочь воспринимать происходящее трезво. Если бы не дочь, я бы точно вляпалась в какие-нибудь неприятности, потому что молча терпеть всё это было невыносимо.

8. Этот май мы не забудем никогда. Третий штурм

После относительно спокойного апреля, май начинался горячо и громко. Уже второго мая рано утром начался третий штурм Славянска. Командовал им не Аваков, а Наливайченко. В моем словаре третий штурм проходит под кодовым названием «А счастье было так близко!». Штурм начался бодро, украинская армия заняла две трети Былбасовки и Карачун. В городе снова почти везде легла связь и отрубилось аналоговое телевидение. Как ни странно, в наших гребенях связь была, я даже писала краткие сводки в дневник. Хочу процитировать:

04:40 Над Черевковкой в сторону города пронеслись два вертолета. Было темно, я ничерта не разглядела, какие именно. С трассы Харьков-Ростов слышен гул и грохот. Грохот продолжался с минуту-полторы (как раз выкурила сигарету), затем стих.
АТО?

04:49 Уточнение: Трасса не Харьков-Ростов, а ведущая на Краматорск. У меня от страха север с югом перепутались. Сейчас слышны одиночные выстрелы из пулеметов и еще было два глухих взрыва. Возможно, это были гранаты.

05:12 В городе вякнули и заткнулись сирены. Некоторое время была тишина, затем высоко в небо пустили красную сигнальную ракету.

05:38 Фото сделано 05-24, с огорода. Здоровенный серый клуб дыма - место боя.



Сейчас ориентировочно на Машмете завывают сирены. Со стороны Краматорска движется техника - гул стоит громкий.

06:01 На Черевковке на кольце в храме бьют набат.


Второе мая было пятницей. Я десять раз помолилась кому попало, что муж имеет полное моральное право не идти на работу в такой обстановке. Я сообщила ему, что фиг я его выпущу за калитку, он счастливо угукнул и перевернулс я на другой бок. А я не отлипала от городского форума и новостных сайтов. На улице гремело и бабахало, дым на Комбикормовом становился все сильнее.
В шесть пятьдесят появилась страшная новость, что сепаратисты сбили вертолет над трассой. Позже эту новость подтвердил Аваков в своем фэйсбуке:

Против украинских спецподразделений террористы открыли огонь с применением тяжелого вооружения. В том числе гранатометов и пзрк. Есть погибший летчик и раненые. Идет настоящий бой с профессиональными наемниками. Террористы не гнушаются вести огонь, прячась за мирными жителями Славянска, из жилых многоквартирных домов - знают о приказе подразделениям АТО не открывать ответный огонь с угрозой жилым объектам.
Операция продолжается по плану.
Прошу жителей Славянска и Крамоторска не выходить на улицы и быть осторожными у окон.
Мы, вместе с министром обороны и командующим Нацгвардии тут.
ЖД сообщение в зоне АТО будет перекрыто в ближайший час. Движение по дорогам в районе Славянска ограничено до минимума. Прошу всех на время АТ воздержаться от поездок.


Тогда же Аваков отчитался, что они заняли аж девять блокпостов хотя горожане насчитали гораздо меньше. Впрочем в то утро оперативная обстановка менялась ежеминутно.
К полудню в городе воцарилась тишина. Горожане сидели по домам, магазины не открывались вовсе, а я меланхолично стригла розы во дворе, поглядывая то в сторону Краматорска, то прислушиваясь к шуму на трассе Харьков-Ростов. Как муж меня не убил за это – без понятия. Но сидеть дома было невыносимо, к тому же, я полагала, что пока до нас дойдут боевые действия, я успею спрятаться. К счастью, наши места в тот раз гроза миновала. И розы заодно подстригла.
К вечеру второго мая украинские силы отбили десять блокпостов, в том числе на ж\д и комбикормовом заводе.
После полудня штаб АТО выдвинул ультиматум:

Штаб антитерористичної операції пропонує терористам у Слов'янську добровільно здатися в полон антитерористичним силам. Про це повідомляє радник міністра внутрішніх справ України Антон Геращенко, повідомила прес-служба МВС України.
«Сигнал для добровільної здачі в полон – біла пов'язка на голові і зброя переведена в не бойовий режим носіння стволом вгору», - йдеться у повідомленні.
Штаб АТО також пропонує рядовим бойовикам добровільно здавати свою, незаконно захоплену, зброю.
У разі добровільної здачі в полон рядовим бойовикам, які не скоїли тяжких та особливо тяжких злочинів, гарантується безпека і клопотання органів слідства та прокуратури.
Штаб АТО також звернувся до ватажків терористичної групи, яка захопила Слов'янськ, з ультимативною вимогою видати всіх заручників, які незаконно утримуються в місті.
«У разі не видачі заручників, органи слідства та прокуратури вимагатимуть від суду призначити для ватажків терористів максимальні терміни ув'язнення без урахування будь-яких пом'якшуючих вирок обставин», – йдеться у повідомленні.
Зазначається, що всі дороги, які ведуть у Слов'янськ, заблоковані. Місто повністю оточене.

РБК Украина, 2 мая


Незадолго до того, как появилось это сообщение, на семейном совете разгорелся спор, кто пойдет на разведку за хлебом. Я орала, что женщина не так страшна сепаратистам, и вызовет меньше подозрений, муж орал, что он мужчина и правило «дамы вперед!» не работает. В итоге он задавил меня аргументами и отправился переулками на кольцо. Там он узрел закрытый хлебный ларек, отметил увеличившиеся в два раза баррикады и злых сепаратистов, шляющихся от храма до баррикад и обратно, в общем – ничего хорошего.
Стрельба возобновилась ближе к ночи, около девяти вечера. Стреляли опять на комбикормовом и в районе ж\д, позже бои переместились в район Андреевки (поселок у подножья карачуна) и Ясногорк(поселок рядом с Краматорском).
Четвертого и пятого операция продолжалась. Военные врезали со стороны краснолиманского поворота по Семеновке, и неудачно. К тому времени на Семеновке была построенная огромная сеть укреплений, тянущаяся от сользавода до дома моей свекрови, но на этом они не заканчивались, от совхоза до школы тоже было понарыто много окопов. По моим скромным прикидкам это примерно километра два, а то и больше. С блиндажами и прочими военными премудростями. Еще добрые ополченцы заминировали территорию сользавода, а так же наставили растяжек на химпроме. Не пожалели эти сукины дети и кладбище на Семеновке, которое на улице Орденоносцев находится.
Помните, я говорила, что этот штурм для меня называется «А счастье было так близко»? О причинах слива штурма пусть расскажут военные, а я отмечу, что третьего мая Краматорск почти взяли, а стрелковские подчиненные спешно окапывались в центре Славянска, проклиная укропов.



Фото из чьего-то ЖЖ, блокпост возле «Альфа-банка», перекресток ул. Юных Коммунаров и Октябрьской революции.

Зато четвертого мая явно был не день
Наливайченко с Аваковым, потому что в Краматорске развернулось ожесточенное сопротивление. Пятого мая был последний день штурма, и всё сконцентрировалось в Семеновке. По данным разных новостных сайтов в результате боя в Семеновке погибло двадцать местных жителей и тогда же раздолбали психиатрическую больницу, а также заправку на трассе и магазины. И ещё совместными усилиями обеих сторон Семеновка осталась без света аж на четыре месяца.
Всё это время родственники моего мужа, живущие в Семеновке, безвылазно сидели в погребе, равно как и остальные вменяемые сельчане. Я не рискнула спрашивать о впечатлениях, но после штурма Николаевки не особо и хотелось. Но то было много позже, спустя аж два месяца…
С пятого мая боевые действия в Семеновке и окрестностях не прекращались, даже во время первого перемирия, на которое ополченцы клали с прибором. Как, впрочем, и на все последующие…
Именно этот третий штурм был богат на потери авиационной техники. Перечислю все случаи:

2 мая – Ми-24 сбит возле Славянска. Экипаж из трёх человек погиб.
2 мая – Ми-24 сбит возле Славянска. Два члена экипажа погибли, один был ранен и взят в плен ополченцами ДНР. После оказания первой медицинской помощи – выдан представителям киевских властей и направлен на лечение.
5 мая – Ми-24П «красный 29» 11 авиабригады подбит в районе г. Славянска, Донецкой области Украины. Приземлился в болотистой местности, в связи с невозможностью эвакуации уничтожен авиаударом. Экипаж выжил.


Из достижений украинских военных можно назвать раздолбанный авиацией бронепоезд в Андреевке, полный и окончательный захват Карачуна и напуганного до усрачки Пономарёва. Остальное, увы, в минус. Еще бы найти данные по реальным потерям обеих сторон, но кто ж их даст обычной домохозяйке.
Вот так и закончился третий штурм Славянска, куда более удачный, чем первые два, но гордится обеим сторонам, в общем-то, особо нечем. В Андреевке и Семеновке жить стало проблематично, по люди всё еще не особо торопились покидать свои дома. Кто-то верил в то, что Путин вот-вот введет, кто-то молился за победу Нацгвардии.
У нас дома царило подавленное настроение. Пятого стало ясно, что решительного штурма не получится, я начала почитывать книжки о Второй мировой, где описывались бои в городе, и прикидывать шансы на выживание. Муж ругался с начальством, выбивая себе отпуск за собственный счет. А бабки-ватницы носились по церквям и блокпостам с иконами. Им было весело, жизнь обрела смысли и краски. Впереди маячило девятое мая, а Славянск полнился слухами, что девятого приедет Правый сектор и всех нас изничтожит, чуть ли не напалмом залив Славянск. Я пыталась сказать особо долбанутым, что мы не Дрезден, Славянск стоит на нескольких возвышенностях, да и задолбали вы уже из Яроша делать чудовище, но меня никто не слушал. Кстати, Яроша эти дуры боятся и по сей день. Пане Ярош, если вы когда-нибудь увидите мои записки, приезжайте в Славянск, пусть им станет плохо. А я приду и пожму вашу руку, потому что вы хороший человек и примерный отец.

Обращение Пономарева www.youtube.com/watch?v=EVwP24OpvnE


URL записи

@темы: Война, Славянск, Цитатник

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

ღღღ Границы души ღღღ

главная